Императивы общественного развития в условиях глобальных вызовов

Очевидно, что как возможность, так и необходимость общественного договора определяется субъектностью и свободой человека как стороны и участника общественного договора. В социокультурных системах, отрицающих свободу и субъектность человека, тематика общественного договора не существует, как впрочем и тематика императивов общественного развития.

  1. Предварительные условия постановки вопроса об императивах общественного развития. Постановка вопроса об императивах общественного развития имеет смысл только в том случае, если мы действительно рассматриваем ценности в качестве существеннейшего и руководящего начала человеческой и общественной жизни. Императивы общественного развития формулируются и реализуются в интеллектуальном и социальном пространстве, где в объем сущего входит не только сумма наличных и исчислимых фактов, но и представления о должном/недолжном, а также – о человеке как субъекте развития, обладающем разумом, волей, свободой и ответственностью (то есть способностью определять цели, выбирать и реализовывать сценарии и стратегии развития). В любом ином случае об императивах развития говорить не приходится: тогда мы (граждане, гражданские объединения, народы и т.д.) просто соглашаемся на статус бессильных заложников «трендов», «тенденций», «логик». Также, в случае отказа рассматривать проблематику развития через призму субъектности человека и\или человеческих объединений, не приходится говорить и о «вызовах». Вызов – категория из арсенала социальной мысли, всерьез относящейся к человеку как к актору социально-исторического процесса, который «принимает» вызов и даёт на него «ответ».

В качестве предварительного же замечания следует отметить изоморфизм проблематики императивов общественного развития и проблематики общественного договора. Очевидно, что как возможность, так и необходимость общественного договора определяется субъектностью и свободой человека как стороны и участника общественного договора. В социокультурных системах, отрицающих свободу и субъектность человека, тематика общественного договора не существует, как впрочем и тематика императивов общественного развития. В свою очередь императивы общественного развития составляют смысловое ядро любого общественного договора.

  1. Дегуманизация развития — главный вызов нашего времени. Среди тенденций нашего времени решающее с точки зрения формирования параметров человеческого и общественного бытия имеет так называемая «НБИКС-революция», стремительно преобразующая сферы политики, культуры и экономики. Тотальность НБИКС-революции, эффективность ее «завоеваний» в отдельных областях человеческой и общественной жизни создают предпосылки для утверждения в качестве господствующих характеристик общественного сознания комплекса утопических представлений:

— о возможности тотальной исчислимости, количественной редукции феноменов частной и общественной жизни человека;

— о тотальной предсказуемости и фактической безальтернативности трендов общественного развития;

— о возможности тотального контроля условий и параметров человеческого и общественного бытия.

Принятие указанных представлений (которые в сумме можно обозначить как радикальный технологический детерминизм) в качестве руководящих принципов программирования развития:

1) означает дегуманизацию проектного мышления и проектной деятельности (например: отказ от поиска соответствия целей общественного развития структуре человеческой экзистенции, вынесение человека за контур принятия решений о целях общественного развития и его методах);

2) «на выходе» приводит к «образу будущего», которое можно описать следующим набором формул:

— человек и его свобода – это исторически-преходящие ценности, возникновение которых обусловлено социально-экономическим и технологическим развитием, которое в свою очередь может потребовать отказа от этих ценностей;

– новые форматы жизни человеческих сообществ могут потребовать существенного переосмысления классических представлений о достоинстве, свободе и правах человека, вплоть до отказа от них;

– дальнейшее развитие человечества предполагает глубокую трансформацию исторически-сложившихся человеческих сообществ под воздействием технологических факторов, а также – возможно – их селекцию и ранжирование, в зависимости, например, от способности реагировать на глобальные вызовы и угрозы, включаться в соответствующие глобальные кампании и планы действий;

– дальнейшее социально-историческое развитие связано с радикальным усилением зависимости человека от техноструктуры, а успешность развития обеспечивается максимально полным включением человеческих существ в логику и алгоритмику техносоциальных систем, максимальным отказом от рисков, связанных с человеческой свободой и стремлением к автономии;

– будущее человечества и человеческих сообществ – это не открытый к изменениям результат взаимодействия, сотрудничества и борьбы автономных личностей и социальных сил, а предмет социальной инженерии, формирующей будущее по «заранее известным» планам.

  1. Гуманистические горизонты развития: общие императивы. Гуманистическая перспектива развития человека и человеческих сообществ описывается следующими формулами:

– дальнейшее развитие человечества – это свободное развитие свободных человеческих существ и их исторически сложившихся сообществ;

– дальнейшее социально-историческое развитие должно сохранить в качестве своей цели реализацию прав и свобод человека, как самобытного, автономного, саморегулируемого существа, наделенного разумом и волей;

– вопросы относительно конкретики будущего мироустройства остаются принципиально открытыми, поливариантными; мы не пытаемся описать будущее суммой жестких формул, исключая из числа рабочих сценариев и альтернатив развития лишь такие, которые несовместимы с признанием необходимости уважения достоинства и свободы человека, ценности каждой человеческой личности и жизни.

Реализация вектора гуманистической перспективы общественного развития предполагает в качестве своего условия принятие к руководству следующих императивов:

– принципы достоинства, свободы и прав человека должны неукоснительно соблюдаться при внедрении и использовании технологий во всех сферах жизнедеятельности человека, общества и государства;

–технологии являются продуктом разумной человеческой деятельности, проекцией свойств человеческой природы, и их ценность ни при каких обстоятельствах не может быть выше ценности человека или равной ценности человека;

– информация о человеке, обществе, мире никогда не является исчерпывающей при любых её объемах, поэтому следует избегать рассматривать результаты её обработки системами искусственного интеллекта, иными технологическими системами в качестве безальтернативных, не подлежащих критической оценке и пересмотру;

– функционирование новейших технологических и информационных платформ подлежит общественному этическому контролю; решения систем искусственного интеллекта, иных систем обработки информации, не совместимые с принципами достоинства, свободы и прав человека, – ничтожны, а их практическая реализация должна преследоваться по закону;

– использование технологических систем во всех сферах жизнедеятельности человека, общества и государства должно сообразовываться с ценностными и культурными стандартами, разделяемыми большинством граждан;

– при использовании новейших технологий должны быть исключены риски нарушения фундаментальных прав и свобод человека и гражданина, политических, социальных и экономических прав;

– внедрение новых технологических решений не должно создавать угроз и рисков для исторически-сложившихся социальных общностей: семейно-родственных, национальных, культурных, территориальных;

– использование технологий не должно создавать угрозу свободе предпринимательской, трудовой, иной законной хозяйственной деятельности.

– использование технологий в сфере распространения массовой информации должно способствовать максимальной реализации прав граждан на информацию, культурных и образовательных прав; использование цифровых технологий, систем искусственного интеллекта для преднамеренной дезинформации граждан должно преследоваться по закону;

– передача любых властных полномочий технологическим системам, в том числе искусственному интеллекту, иным цифровым технологиям не допускается; наделение систем искусственного интеллекта, а также иных технических систем, правосубъектностью, правами и свободами, недопустимо.

Таким образом, гуманистическая перспектива общественного развития предполагает отказ от жесткого технологического детерминизма, реализацию комплекса производных императивов в сферах политики, культуры и экономики.

  1. Императивы развития: государство, культура, экономика. Опыт пандемии показал: гарантировать безопасность гражданам может только эффективное государство, а безопасность вкупе со свободой и правами человека может гарантировать только эффективное правовое государство. Исходя из фундаментальных принципов достоинства, свободы и прав человека, мы должны найти современную эффективную модель правового государства, которая обеспечит их реализацию одновременно в новых технологических условиях и в контексте актуальных вызовов и угроз.

Конституционный порядок и, прежде всего, его основополагающие принципы: достоинства, свободы, прав человека и гражданина; принадлежности суверенитета народу России; правового государства, – должны рассматриваться в качестве руководящих ценностей, не подверженных влиянию технологических факторов, изменению общественных настроений, трансформации мировоззрений.

В долгосрочной перспективе строительство эффективного правового государства в условиях нового технологического уклада и, к сожалению, роста глобальных угроз безопасности личности, общества и государства, требует создания развитой инфраструктуры электронной демократии. Самое главное здесь – преодолеть имеющийся дисбаланс, при котором существующая система государственных сервисов и система государственного контроля и мониторинга не уравновешена системой электронных сервисов и возможностей для гражданского действия, выражения гражданской позиции. Становится критически неприемлемым положение, при котором граждане используют для выражения собственных позиций, в том числе для коллективного гражданского действия, социальные сети и иные ресурсы, не имея при этом легитимных государственных сервисов. Для преодоления данной ситуации необходимо обеспечить востребованность и результативность электронных форм диалога общества и государства, индивидуального гражданского действия в сети интернет. И, конечно, самое главная проблема здесь – отсутствие гарантированной возможности для гражданина реализовывать дистационно, с использованием цифровых технологий его фундаментальные избирательные права.

Можно выделить следующие возможные меры в области обустройства инфраструктуры электронной демократии:

– перевод всех выборов в онлайн (с сохранением традиционных форм, в том числе – традиционных дистанционных форм, например, голосование по почте);

– создание единого коммуникативного пространства российского общества, независимого от частных и корпоративных социальных сетей. Например, в государственном секторе Интернета могла бы быть создана общенациональная гражданская социальная сеть;

– выработка и организационно-правовая фиксация электронных или комбинированных форматов политической и гражданской активности (от форм общественных и политических объединений до репертуара их действий).

Кроме того, требуется большая дискуссия и выработка мер в следующих областях:

– введение моратория на формирование и использование единых баз данных о гражданах;

– введение запрета на создание систем социального рейтингования, способных иметь негативные последствия для реализации прав и свобод граждан;

– усиление ответственности за несанкционированное гражданами использование необезличенных персональных данных;

– создание “коридоров” непрозрачности для бизнеса и граждан (особенно, в хозяйственно-экономической деятельности; например, отказ от системы сплошного финансового мониторинга для сделок и сумм до некоего разумного предела) – для реализации свободы договоров, свободы предпринимательской деятельности, защиты венчурного бизнеса, малого и среднего бизнеса, а также самозанятости;

– создание публичной информационной инфраструктуры для развития делового взаимодействия, кооперации на уровне малого и среднего бизнеса;

– гуманизация электронных коммуникаций между гражданами, государством, бизнесом и корпорациями (приблизить операторов к территориям и местностям, поднять уровень их культуры и компетенции; отказ от универсальных колл-центров, формализма и некомпетентности операторов при коммуникации с гражданами);

– расширение доступа граждан к культурному наследию России, иным культурным ценностям, обогащение общенационального информационного пространства (фактически – публичного пространства страны) высшими ценностями и смыслами российской и мировой культуры.

Опубликовано: Центр социально-консервативной политики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *